Наши новости в ваш карман. Интересные обзоры сайтов, читать порно зоо истории, узнать новости в своем городе, читать женские истории о любви и мужские тайны о девушках. Запомнить полезные мелочи для вашего дома. Все о детях и семье! Необъяснимые факты о НЛО и неизвестные истории вокруг нас. Онлайн журнал - это для взрослых и маленьких, для любителей вышивать, ловить рыбу, водить автомобиль и готовить вкусно!

Архив рубрики «читать порно»

10 причин, почему мужчины любят грудь женщины

Что общего между игрушечной железной дорогой и грудью женщины? И та, и другая предназначены для детей, однако в итоге играют и с теми, и с другими их отцы. Природой устроено так, что грудь женщины является естественным контейнером для молока. Разного размера, формы и цвета, конструкция женской груди чисто утилитарная. Однако с незапамятных времен во всех культурах мира грудь являлась символом поклонения. И в настоящее время грудь занимает необычайно важное место в обществе. Так что же именно так привлекает мужчин в женской груди? Прочитать остальную часть записи »

Мою жену трахали все

Как-то я уехал с ночевкой к другу. С Саней мы посидели отлично, возвращался я от него обычно около двенадцати дня. Но тут чего-то рано проснулся и решил, что надо идти домой. Около семи часов открыл дверь своим ключом и увидел сразу же ботинки… Юры. Мысли промелькнули в голове, кажется, именно те. Я тихонько подошел к спальне. Кажется, милая почти спала, а Юрка успешно ее ебал. Ну да, красота, с утреца, выходной день… Кто ж не любит. Анины длинные волосы рассыпались по подушкам, она была по-утреннему сонная, практически спящая, двигалась в такт Юриным движениям. Друг мял ее грудь, с успешно насаживая все естество Ани на свой хуй. Тут он прошептал ей что-то на ушко, она понежилась, а потом резко дернулась и закричала – судя по всему, Юра решил отыметь ее в зад. Прочитать остальную часть записи »

Потрахалась с другом в разных позах

Мой давний друг Максим сравнительно недавно переехал на новую квартиру. Ремонт уже почти сделан, осталось пара нюансов. Живёт он один, семью так и не получилось создать… В чём проблема мне так до сих пор и не ясно. Так вот сегодня утром от него раздался звонок. Он пригласил меня отметить новоселье и просто посидеть вспомнить старое. Я же охотно согласилась. И вот сейчас я стою у него на пороге и нажимаю на кнопку звонка.

Пару минут тишина. Звоню ещё раз. Где-то отдалённо раздалось подавленное «Иду». В голове тут же промелькнула мысль «Неужели он спит?!». Тут распахнулась дверь, и Макс предстал передо мной во всей своей красе. Прочитать остальную часть записи »

Минетчица славно поработала

Было жаркое лето и мысль о бурном сексе не давала покоя не только мне. Я шел с практики и тут, ко мне подошла девушка, среднего телосложения со слегка смазливеньким личиком.
-Привет, — сказала она.
-Привет, — ответил я, думая о том, как бы побыстрее затащить эту
красотку в койку.
-Давай знакомиться, — с хитрой улыбкой предложила она. Прочитать остальную часть записи »

Она сосала у меня член

Учился я тогда в Москве, жил в общаге. Этот вечер не сулил того, чем бы он мог отличиться от всех остальных студенческих вечеров. Но все было по-другому… Вышли мы с друзьями попить пива, кто коктейлей, пообщаться, в общежитии сидеть было уже невыносимо. В основном все торжественные мероприятия, попойки или просто встречи друзей проходили на детской площадке, близ нашего общежития, рядом с магазином, в котором мы обычно закупались «продовольствием». Напротив нашей чисто мужской компании сидела чуть менее многочисленная женская. Прочитать остальную часть записи »

Оттрахали парня вдвоем

— Давай, соси быстрее, жена может скоро прийти, — поторапливал Гриша свою любовницу, расстёгивая при этом ширинку брюк и вынимая оттуда большой член приличных размеров.
Катя посмотрела несколько секунд на его достоинство восхищённым взглядом, а затем нежно обхватила ствол губками и начала отсасывать, проявляя при этом всю свою изобретательность и сноровку. Она трепетно ласкала головку члена язычком и полностью заглатывала весь ствол, делая каждое движение аккуратно и в то же время очень активно. Так классно Грише давно уже не сосали. Прочитать остальную часть записи »

Потеря девственности

Питу казалось все удивительно гармоничным и радостным. Весенний запах через форточку расстилался подвижной кисеей. Тонус поднимали пение пичуг и суета света. Шум воды в ванной бодрил и создавал ощущение предстоящих возможностей удачного дня. Чувство весны подкреплялось довольством умиротворенного самца, обеспечившего свой прайд обильной пищей и оберегающего его от поползновений конкурирующих самцов. Зарплату получил, холодильник забит, заботиться о завтрашнем дне нет нужды. Он сидел у стола в шортах, курил и пил чай. Жена уехала по делам, в ванной после сна умывалась восемнадцатилетняя падчерица.

Чаепитие было довольно напряженным. Сердце колотилось — он ожидал, пока Пат, так звали падчерицу, выйдет после умывания с припухшими губами, румянцем на щеках, свежая с прозрачными голубыми глазами. Он сидел попивая чай и, не видя, смотрел телевизор. Ноги его были чуть-чуть раздвинуты, одна пуговица гульфика — случайно (или намеренно?) расстегнута. Дело в том, что шорты носились на голое тело, и более того, на Пите ничего не было. Между ног было горячо, и выбритый член находился в состоянии полуготовности.

Вот, наконец, вода перестала шуметь, и дверь из ванной открылась. Светловолосая высокая Пат в халате и в пупырышках от холодной воды, словно крепкий соленый огурец, вошла на кухню. Она подошла к столу и налила себе чай. От отчима Пат отделял кухонный столик. Она взяла чашку с чаем и, стоя, начала его тихо прихлебывать. Напряжение Пита падчерица почувствовала сразу и с интересом стала поглядывать на него украдкой. Вся сущность Пита сосредоточилась в его постепенно твердеющем члене. Он ощущал как головка, постепенно перемещаясь в шортах, все ближе и ближе продвигается к веющему прохладой выходу из плена. Вот она нащупала проход, и ее синевато-розоватая кожица показалась на свет божий. Член еще не совсем окреп, и кожа на головке была слегка морщинистой. Но с каждым мгновением кровь у Пита между ног пульсировала все сильнее, и вот — голова налилась, кожа ее еще больше посинела и стала глянцевой. Расстегнутый гульфик выпустил ее на волю. Изящное скульптурное произведение обнажилось почти полностью — красивый персик с похотливой дырочкой в своем средоточии.

Пат перестала пить чай и с презрительной усмешкой внимательно стала наблюдать за развертывающимся представлением. Пит не знал, куда себя девать. В нем боролись чувство стыда, похоть и страх: неизвестно, что могла подумать падчерица. Нерешительность (и невозможность упрятать член назад в темницу стыда, ибо пришлось бы на глазах у Пат хлопотно заправлять его в шорты, а может быть потом еще и кончить от перевозбуждения и размазывать стекающую по ноге обильную сперму) побудила неловкого совратителя сделать вид, что он не замечает небрежности в своем туалете.

Пат начала разговор. Она спрашивала о чем-то по ходу телепередачи, и ему приходилось отвечать. Правда, не всегда впопад и хрипловатым от напряжения голосом. Девчонка не унималась с некоторой издевкой в голосе и озорными искорками в глазах продолжала разговор. Пит, пытаясь прикрыть собой пробившееся естество, потянулся за чайником, чтобы долить чай в свой стакан. В этот момент Пат с застенчивым хохотком попросила его дать сигарету. Это было впервые, чтобы при родителях она закуривала, а тем более просила отчима самого дать ей сигарету. В простой ее просьбе прочитывался вызов. Пит понял это и, больше не скрываясь, встал и потянулся за пачкой сигарет, достал одну и протянул ее дочери. Член вырвался при этом на простор и с гордо поднятой «головой» уставился в пристальные голубые глаза наблюдавшей за ним девушки.

Пат впервые столь решительно, словно в омут с головой, бросалась в сексуальное приключение, тем более в столь рискованное. Она давно считала себя неполноценным человеком: все ее сверстницы уже были либо замужем, либо неоднократно (по крайней мере, с их слов) уже совершали «это». Пат же все еще оставалась девственницей и, хотя в душе была абсолютно раскрепощена, в реальности в решающих ситуациях вела себя скованно. Это ее бесило и заставляло чувствовать себя синим чулком. Может быть, это чувство и заставило Пат быть столь решительной в ситуации с отчимом. Видимость не оставляла места для риска. Казалось, все было под контролем: происходило все дома, неизвестность не грозила, всегда и, практически, без опасности можно было дать ход назад. Так просто было отдаться на волю чувств и похоти. Грудь ныла, губы увлажнились, внизу потекло по внутренней стороне бедер. Дыхание прерывалось, глаза уже невозможно было оторвать от напряженного впервые представшего во всей своей красе члена отчима. В душе поднялась буря.

Потянувшись за сигаретой, она как бы невзначай открыто взглянула на обнажившееся естество напряженного мужчины, а после этого — в глаза ему и вызывающе засмеялась, поняв, что отчим увидел ее взгляд и вынужден был понять, что раскрыт. Пат следила, как поступит ее визави, и когда он встал и потянулся за чайником долить себе чай, уже явно намеренно выставив на обозрение поблескивавший бритой кожей увенчанный сверкающей каплей желания член, она теперь в глаза ему нагло улыбнулась. Пит, заметив, опустил взгляд, и оставив чайник, прерывающимся голосом покорно попросил у Пат разрешения поцеловать ее ноги. Девушке приятно было ощущать свою полную власть над крепким здоровым мужчиной, который, к тому же, еще не так давно ставил ее в угол и отвешивал подзатыльники за беспорядок на столе или за невыученные уроки. Она разрешила, сказав: «Ну что ж, поцелуй».

Удивительно было видеть большого неловко поворачивающегося в маленькой кухне коленопреклоненного отчима, наклоняющегося и страстно целующего пальчики небольших и красивых стоп зардевшейся Пат. Удивительно и возбуждающе радостно ей. Каждый пальчик девушки, словно фарфоровая безделушка, поражал точеностью форм и вызывал неодолимое желание восхищаться им, боготворить его и целовать, целовать, целовать! Она наблюдала это, изящно склонив голову и тихо улыбаясь. От этих поцелуев кровь горячими толчками забилась внизу живота. Мурашки пошли по обнаженному под халатом телу. Согнутая в глубоком поклоне спина и выпирающие ягодицы, мягкие прикосновения губ к ногам порождали неведомое до этого самоощущение всемогущества и полной власти над человеком, ощущение врожденной власти, власти естества.

Наконец, Пит поднял голову и прерывающимся, замирающим голосом спросил: может ли он поцеловать падчерицу в губы. На что получил снисходительное разрешение и торопливо поднялся с колен. Он потянулся к полным нежно-розовым и удивительно мягким губам юной партнерши и, наконец, утонул в глубоком и долгом поцелуе. Она целовалась страстно и умело, инстинктивно пробуждая в себе женщину. Ситуация пьянила — и Пат улетела в какие-то неведомые пространства: все было как бы здесь и, в то же самое время, — где-то далеко, как будто в кино или в книге. Мужчина становился ее собственностью и инструментом — он был в ее полной власти, он был готов терпеть ее капризы и выходки, он становился вещью. Пока что это ощущение не было оформлено какими-то законченными мыслями или соображениями. Но чувство возникло и росло.

Пит оторвался от губ девушки и стал суетливо расстегивать халат. Обнажилось стройное почти прозрачное тело, точеные грудки, ни разу не тронутые мужскими пальцами… И средоточие женственности у основания плоского твердого живота, завуалированное легкой порослью светлых волос. Припухшие губы сочились влагой, и слегка разойдясь, выпускали на свет розово блестящие внутренние губки и напряженный маленький клитор. Бросалось в глаза — девчонка в ванной не зря проводила время и успела довести себя до чувствительного градуса возбуждения. Пит начал ласкать твердые упругие грудки падчерицы. Она задышала еще чаще и рука его потянулась вниз, пальцы раздвинули влажную жаркую похоть девушки и начали ласкать уже возбужденное влагалище. Пальцы проникали все глубже и глубже — таз начал движения навстречу — и вот (вот!) во что-то уперлись: легкая чуть заметная пленка преградила путь.

Он знал, он был уверен, но лишнее подтверждение лишь укрепило в нем гордое чувство первопроходца и возбудило нахлынувшую отцовскую нежность («Надо же!»), сладостно защемило в сердце. Захотелось припасть губами к этому нежнейшему лону и осторожно нежно и ласково довести девочку до оргазма. Губы заскользили вниз, губы припали к источнику, язык вошел в недра и страстно заработал, проникая во влагалище, подлизывая клитор. Пат охнула, осела, раздвинув ноги и опершись спиной на стену — раскрылась навстречу неожиданным ласкам.

Когда-то она читала про это, но никогда не думала, что когда-нибудь сама испытает прелесть отсоса. Это было очень приятно. Волшебство ощущений захватило девушку. Широко раскрытый рот и распирающая его твердость набухшего члена и головки, распирающей гортань и настойчиво продвигающейся глубже, глубже! О! Это было восхитительно и так возбуждало. У Пат уже все горело внизу, приятное напряжение внизу живота нарастало. Приятный запах волос на лобке партнера ощущался все явственнее — головка члена двигалась в горле, порождая впечатление полной раскрытости и беспредельной отдачи. Вдруг внизу потекло, и мышцы сладко сократились — пришел первый и, наверное, самый сладкий (от неожиданности) оргазм. Во рту стало свободнее. Как это произошло, Пат даже не заметила. Отчим же обмяк, словно перезревший банан. Острота испытанных ощущений потрясла его. Никогда так долго и так обильно он не извергался. Мягкие нежные губы девушки, обнимавшие его член и до того безжалостно растянутые, с мягким звуком освободили поникшую голову и оросились последней порцией спермы, соскользнувшей и потянувшейся длинной каплей на стройную, трепещущую, напряженную грудь. Глаза полуприкрыты, губы слегка раздвинутые («Вставь в умело раздвинутую»). Нежная длинная шея ритмично сокращается, принимая сперму после оральной «дефлорации».

Все это восхищало и вздувало чувство пьянящей гордости. Пит был удовлетворен. Девушка чувствовала подъем, распирающую радость и некоторое замирание, томление неизвестности где-то в глубине себя, как будто она летела высоко, высоко и от этого быстрого неостановимого полета захватывало дыхание. Все ведь было впервые — и так здорово! Получить оргазм, оставшись девственницей. Такое наверное было не у многих. Жаль только целку не порвал папашка! Хотелось бы! Ну да ладно. Пойди подмойся.

Через пять минут Пит и эта «хитрющая девчонка» были в порядке. А еще через полчаса отчим уже высаживал ее из машины возле университета, где та училась. Она приоткрыла дверь и, взглянув с заднего сиденья в зеркало заднего вида на отчима неуверенно спросила: «Что же мы будем делать дальше?» — «Ну, ведь это не в последний раз?» — вопросом на вопрос ответил Пит. Девушка улыбнулась, вышла из машины и побежала учиться, легко и весело помахивая сумкой.

Девушка сосет классно

В нашем дворе Надю знали все. Она представляла собой тот тип молоденьких девушек, которые редко привлекали чьё либо внимание. Она не блистала красотой, у неё была обычная фигура, не было восхитительной груди, не оьладала она и стройными ногами. Но было в ней нечто, что никто не мог понять:почему мальчишки выстраивались в очередь, чтобы назначить ей свидание? Мальчишки обожали её, девчонки ненавидели и завидовали ей.
Дело было вот в чём. Надя обладала огромным ртом, сочными и спелыми губами. Ещё в 5 классе она поняла, что не блещет красотой. Тогда, неизвестно откуда, она научилась использовать то, что ей дала природа. Она сосала члены без разбора. Ей было всё равно у кого сосать и у скольких сосать. Трахать себя она не давала(неизвестно почему?!), но то, как она сосала, вполне хватало для ребят нашего двора.
Как-то раз, я и мой друг Антон поймали её в тот момент, когда она возвращалась из школы. Надя училась в 9 классе той же школы, где учились мы. Антон и я подбежали к ней:
— Привет, Надюха!Ты ведь не торопишься, да?Слушай, мы тут с Сашкой решили, может ты миньетик сделаешь. А то нам что-то так захотелось — балда так и стоит.
— А деньжата у вас найдутся? — лукаво спросила Надя.
— Какие деньжата? Мы ж не ебаться, а чтоб ты пососала, подрочила и т. д. — говорю я.
— Я тут решила, что поскольку весь двор обслуживаю, то могла бы уже и прибыль получать. А то вам хорошо делаю, а себе ничего. Ваше дело, конечно. Миньет надо — чё, 10 рублей на двоих не найти что ли. Жалко, да? На халяву хотите . нет. — решительно сказала Надежда.
— Ладно, ладно. Держи свои 10 рублей. Недорого это, считай задаром! — проговорили мы в один голос.
— Да, я тоже так считаю. Пошли в парадную.
Надя пошла вперёд, ведя за собой нас с Антоном. Мы вошли в парадную. Надя села на четвёртую ступеньку и сказала:
— Ну, давайте сюда свои письки.
Парадная была довольно-таки светлая и всё было видно. Мы встали побокам от Нади и достали свои члены, которые уже готовы были возбудиться. Надя взяла член Антона в левую руку, а мой в правую и стала сосать их по-очереди. Снаала она стала сосать мой член и я ощутил прикосновение её пухлых губ к моей залупе. Она погружала весь член себе в рот по самое основание. Она лизала яйца, затем проводила языком вверх и вниз по члену, щекотала языком головку полового члена. Затем Надя тоже самое проделала с членом моего друга.
Сосала Надя по-разному. То, растопырев губы, вытянув их вперёд, точно повторив контур залупы, до основания заглатывала его, то, наоборот, зажав губы к дёснам, с силой проталкивала сама член себе в рот. Переодически она вынимала члены из себя и дрочила их, поговаривая: «Ну что, мальчики, хорошо вам, а? Хотите, чтобы я ещё пососала? Ах, вы негодники». И с яростью набрасывалась на член, заглатывала его, делая внутри вращательные движения языком. Вынув один член, она засасывала мой член, который упирался ей в щёку. Да, она могла сосать и так. Мы с Антоном стонали. Боже, это же настоящая ЗВЕЗДА МИНЬЕТА!!!!Я был на седьмом небе от счастья!!!Мне было так хорошо, как не было даже после отличного траханья. Я не помнил себя от радости. В то время Надя сжала губы и водила по ним головкой полового члена.
Затем она сказала:
— Подойдите-ка ближе. Сейчас я у вас обоих так отсосу, что у вас ноги отнимутся.
С этими словами оеа взяла наши члены и, соединив их вместе, направила в свой рот. Я думал, что сейчас мы разорвём ей рот. Наши члены, огромные и упругие, однако без проблем вошли в её ротик. Этому не было предела!!Я вслед за Антоном пустил ей такую струю в глотку, что она едва сумелавынуть члены изо рта, чтоб не поперхнуться. Всё же значительная часть нашей спермы Надюше пришлось проглотить. Мы с Антоном залилией все губы, щёки, а она, подставив рот, жадно ловила последние капли, стараясь их проглотить.
Позднее мы (а то иногда и я один) пользовались её услугами. За такую низкую плату мы получали максимум удовольствий!

Изменил жене во все щели с другой

Впервые я изменил жене на второй месяц нашей совместной жизни: будучи за границей я посетил публичный дом и поимел там одну светловолосую полячку, а сразу после нее — негритянку с Таити. В дальнейшем я так женеоднократно снимал проституток разных национальностей и вероисповеданий. Больше других мне импонировали изящные и нежные азиатки: их девичьи точеные фигурки с маленькой грудью и курчавые волосики на лобке всегда приводили меня в восторг.
Но речь пойдет не о них. Как-то вечером, через пару месяцев после факинга моей жены в ночном клубе (о котором я узнал значительно позже) я стоял на балконе своей двухкомнатной квартиры и смотрел вниз с высоты четырнадцатого этажа.
Я был один, поскольку моя жена, работавшая торговым представителем одной иностранной компании, была в отъезде. В голову лезли мысли о голых женщинах и ужасно хотелось раздвинуть чьи-нибудь прекрасные ножки и засадить . сами понимаете куда. Я уже было собрался одеться и выехать в город в надежде найти подходящую крошку на ночь, как мое внимание привлекли голоса из соседней квартиры.
Прислушавшись, я понял, что слышу хорошо знакомую какофонию звуков, в которые слились женские стоны и мужское рычание. В этой квартире, как мне было известно, проживала пожилая семейная пара с дочкой лет 16-ти. Она была миловидной длинноволосой блондинкой, носившей умопомрачительно короткие юбчонки и туфли на толстой подошве и я, не раз сталкиваясь с ней в лифте, с трудом удерживал себя от желания прижаться низом живота к ее соблазнительному пухленькому задику. Но до сих пор я не знал ее имени и всерьез о ней не думал, поскольку предпочитал держаться от непредсказуемых малолеток подальше.
Не знаю, что нашло на меня в этот раз, видимо, уровень адреналина в крови был настолько высок, что разум меня покинул — я, словно лунатик, встал на перила и, стараясь не смотреть вниз, в два приема перемахнул на соседний балкон. Подошел к полуоткрытой двери. Заглянул внутрь . Позднее, вспоминая это безумие, я не раз благодарил бога за то, что девушка оказалась одна, а не с кавалером, как казалось вначале, потому что в противном случае меня легко и совершенно справедливо могли выкинуть на асфальт и я бы сейчас не писал эти строки, а залечивал на небесах перелом члена. Но девушка оказалось одна, а привлекшие мое внимание звуки оказались звуковым сопровождением порнофильма. Моя юная соседка занималась тем, от чего обычно предостерегали сексуально просвещенные, как им казалось, учителя советской школы, а именно мастурбацией.
Мне всегда нравилось наблюдать мастурбирующих женщин. Когда моя жена опускает свою ладошку вниз живота, я люблю пристроиться у нее между ног и созерцать, как ее пальчики проникают внутрь, как раскрываются и влажнеют ее половые губы и от настойчивых и нервных ласк набухает красная горошина клитора. Обычно я не вмешиваюсь в этот процесс, а онанирую вместе с ней, стараясь не излить семя прежде, чем она попросит меня войти в нее. Но иногда, не выдерживая, ложусь на нее лицом к ее ногам, мой член находит ее открытый стонущий рот и ныряет внутрь, а я впиваюсь губами в ее раскрасневшуюся вульву и вылизываю ее, как это делают с карамелью на палочке; через минуту- другую она обильно исходит соком и уже не замечает, как мое застоявшееся в семенных протоках молочко брызжет ей в небо, стремительно заполняя рот. Лишь потом, успокоившись, она, вытирая сброшенными на пол трусиками губы и подбородок, с удивлением и немым укором замечает, что я опять напоил ее своей спермой, использовав ее беззащитность.
Но я отвлекся. Девушка, полностью обнаженная, лежала на полу и, широко раздвинув ноги, ритмично вводила в себя блестящий влагой искусственный член. Она лежала на спине, головой к балкону и поэтому не могла меня видеть. Я перевел взгляд на экран телевизора. Трое мужчин трахали какую-то леди с полными ляжками и большими сиськами; отсасывая у одного, она восседала на втором, а третий, естественно, драл ее в жопу. Похоже, я пришел к финалу этой сцены: мужчина, вставший перед ней на корточки , уже изливал свое семя ей на лицо; затем засуетились двое других и, вынув свои члены на всеобщее обозрение, дружно брызнули ей на ляжки. Почти одновременно с ним активизировалась и моя юная соседка: ее рука ускорила свои движения, искусственный член нырял внутрь до самого основания, а с ее губ слетали громкие утробные стоны. В этот момент я обнаружил, что мои брюки вместе с трусами уже валяются на полу, а в кулаке зажат ставший каменным мой драгоценный хуй.
Содрогаемая сладострастными спазмами девушка откинула голову назад, сделав борцовский мостик — и увидела меня. В ту же секунду она резко перевернулась на живот и ошарашено уставилась на меня. Я не нашел ничего лучшего, как сказать » не бойся, крошка, меня зовут Михаил, я твой сосед». С этими словами, продолжая действовать как во сне, я медленно подошел к ней, опустился на колени и поднес свой член к ее лицу. Как вы думаете, какова была реакция девушки? Она могла вскочить и убежать звать на помощь; могла наброситься на меня, стараясь расцарапать мне лицо; могла ударить меня в пах или прокусить член. Вместо этого я услышал от нее тихое «я -Полина, здравствуйте», после чего, подтянув коленки, она, тронув губами мою мошонку, провела язычком по основанию члена и, добравшись до головки, медленно впустила ее в рот. Она сосала очень нежно, словно во рту у нее была хрустальная палица, а не мужской хуй, глаза ее при этом оставались открыты и она смотрела на меня, как на божество, сошедшее с небес. Ее правая рука нашла выпавший из нее фаллоиммитатор и вернула его на место; ее попка заходила вверх- вниз; глаза закрылись; губы плотнее обхватили мой набухший ствол и доходили уже до его середины; движения все учащались; я боролся с желанием схватить ее за волосы и рывком проникнуть глубже, так, чтобы мои яйца коснулись ее подбородка; нагнувшись, я захватил в ладонь ее маленькую острую грудь и сжал ее, как хлебный мякиш, стараясь не причинить боли .
Она застонала, — ее стон походил на мычание; с каждым новым движением головы она заглатывала мою орудие все глубже, а ее губы сжимались все тверже. Наконец, ее рука с зажатым в ней фаллосом заходила с бешеной скоростью у нее между ног, ноги сжались; ее свободная ладонь впилась в мою ляжку; моя ладонь рефлекторно с силой сжала мячик ее груди, очевидно, сделав ей больно; я дождался, наконец. удара моих яиц о ее подбородок — и в ту же секунду кончил, не вынимая члена у нее изо рта . Какой это был оргазм! Я изливался в нее долго и бурно, рыча и продолжая с силой сжимать ее грудь. И кончив, я не остановился, а продолжал проталкивать свой похотливый болт в ее нежный розовый ротик, пока он не стал мягчеть. Но и она не прекращала своих движений рукой, пронзая себя сгустком латекса. Я вынул член из ее рта; с ее губ спускались густые ручейки моей спермы; ее глаза оставались закрыты; ее рука продолжала свои движения внизу ее живота; я почувствовал, что мой член снова наливается силой; я обогнул ее и, стоя на коленях и склонившись лицом к ее ягодицам, раздвинул их; я лизнул языком нижнюю часть ее красной волосатой пещерки; перед моими глазами продолжал мелькать искусственный аналог моего братца; я поднялся чуть выше и лизнул ее анус, — в ответ ее тело содрогнулось; я лизнул его еще раз, проникнув кончиком языка внутрь; я вставил туда фалангу указательного пальца и, словно буравчиком, стал толчками продвигать его все глубже; Поля обернулась и сказала короткое «хочу»; я выпрямился, поплевав на руку, смазал слюной свой подсохший ствол; поднес его к узкому отверстию ануса; медленно ввел головку; вынул и ввел еще раз; почувствовав, что там достаточно влажно, сделал третий заход; затем еще; еще раз; глубже; еще глубже; резкое движение ее зада мне навстречу; ее крик, как удар хлыста; я теряю контроль над собой, я насаживаю ее попку на себя, как на шомпол; она продолжает кричать; она выбрасывает вперед вторую руку и фаллоиммитатор с хлюпаньем выскальзывает из нее и падает на пол; она упирается головой в пол; моя рука сжимает половые губы ее освободившейся пизденки, а член продолжает свои проникновения в анус; каждый толчок — на полную длину; яйца шлепком встречаются с белыми мягкими ягодицами; она стонет и снова кричит; она вся моя; хуй плотно обхвачен стенками узкого ануса и, вырвавшись на свободу, он снова стремиться обратно .
Наконец, я не выдерживаю — я хочу кончить в нее. Выпрыгнув, я переворачиваю ее на спину и набрасываюсь на нее как голодный зверь, с ходу вонзаясь членом в ее жаркое влагалище. Я зажимаю ее рот своими губами, я мну ее маленькие груди, сдавливаю пальцами твердые пики темных сосков, мой зад подпрыгивает как мячик на ее бедрах, ее лобок каждый раз подается мне навстречу, стенки ее влагалища временами резко сжимаются, превращаясь в тиски — но я вновь прорываюсь в глубь, я готов наполнить этот гостеприимный колодец до краев, я уже делаю это, теплая жидкость выходит из меня толчками, и я все сильнее и сильнее вжимаюсь в ее тело — и она кричит, ее крик ударяет мне в глотку, ее руки безвольно соскальзывают с моей спины, гулко ударяясь об пол — она теряет сознание, я, почти не дыша, замираю на ней .
Не знаю, как долго мы так лежали. Открыв, наконец, глаза, я увидел перед собой невысокий конусообразный холмик Полиной груди и понял, что она все еще подо мной, а мой похудевший член по-прежнему находится в ее колодце. Неожиданно стенки колодца сжались и разомкнулись, затем повторилось тоже самое. Я приподнял голову с девичьей груди и увидел, что глаза моей юной любовницы открыты и она улыбается. Продолжая играть мышцами влагалища, она спросила: -А как же твоя жена? Под действием Полиных «тисков» мой член начал возрождаться из мертвых. -Никак, -ответил я. -Она тебе что, больше не дает? -Почему, дает. Просто ее нет сейчас, а я не могу без женщин. Тут она снова лукаво улыбнулась: -Но я ведь еще не женщина, я всего лишь школьница. Продолжая балдеть от ее искусных ласк, я спросил: -Этому тебя тоже в школе научили? -Чему этому, ебаться что ли? Не, не в школе, — она хохотнула. — На государственных курсах.
— Видно, у тебя были хорошие преподаватели, — сказал я. — То, что ты сейчас со мной проделываешь, не каждая женщина может. — А твоя жена может? -Может, она все может, но не всегда хочет. — И ты теперь каждый раз, когда она не захочет, будешь прыгать на мой балкон? -Если разрешишь,- ответил я и поцеловал ее в губы.
Мой проснувшийся боец к этому моменту обрел былую твердость и, перестав мириться с отведенной ему пассивной ролью, задвигался. Я отжался на руках и с восхищением смотрел на распростертое подо мной тело молодой женщины. -Женщинка ты моя, — произнес я, входя в нее на всю длину, — цветочек аленький. Сделав несколько движений тазом, я вынул член из теплого и нежного влагалища и, подавшись телом к ее лицу, вонзил своего друга в не менее нежный ротик, подложив ладонь под голову Полины. Она опять смотрела на меня широко открытыми глазами, почти не мигая и полностью отдав инициативу в мои руки. Головка моего члена щекотала ее небо, оттягивала щеку, изображая вздувшийся флюс, старалась проникнуть в горло. Я соврал, когда сказал, что моя милая жена Настя может все: у нее никогда не получалось заглотить мой мой хуй на всю его длину, боялась задохнуться . У Полины же, несмотря на ее молодость, такой проблемы, похоже, не возникало; она просто задерживала дыхание и смиренно пропускала член до самого конца, умудряясь даже иногда захватить нижней губой мошонку. Это было редкое умение и в эти минуты я благодарил судьбу за то, что она послала мне эту замечательную девочку.
Тут я вспомнил о ее забытой мной пизденке. Мне стало немного стыдно за себя и я поменял позицию: не вынимая хуя из ее розового ротика, перевернулся и опустился лицом к ее ногам, впившись губами в ее промежность. Полина вздрогнула и ответила мне движением таза, подаваясь на встречу и раздвигая коленки. Ее губы тверже обжали мой каменный член, а ладони впились в мои ягодицы. В таком положении мы очень долго лизали и сосали друг друга, -после двух первых оргазмов мое орудие не торопилось выстрелить и было готово к подвигам во славу женщины. Я не торопился с финалом и, опять перевернувшись, вошел в ее лоно, полностью накрыв ее своим телом. Мой белый зад, сделав пару легких движение вверх-вниз, сразу переключился на последнюю скорость. Она откинула голову, подставив под мои поцелуи свою шею с остро выпирающим кадыком, и стонала. Ее ногти больно царапали мою спину. Я ни на секунду не останавливался. Ее стоны переросли в крики, тело начало извиваться подо мной, я чувствовал, что ее сотрясает оргазм. Быстрым движением я закинул ее ноги себе на плечи и продолжил. Ее рука потянулась к промежности и, найдя язычок клитора, осталась внизу. Я видел как ее пальцы жестко теребят его, и эта картинка подхлестнула меня — я кончил, не менее бурно, чем в первые два раза: первые фонтанчики спермы выплеснулись во влагалище, а последние я, вынув член и наклонившись над ее грудью, направил ей на шею; затем положил член между ее грудей, сдавил их и выдавил из себя последние капли .
Позже, голые, мы пили на кухне апельсиновый сок и молча рассматривали друг друга. Допив свой стакан, она села мне на колени, лицом ко мне и сказала: -Ты знаешь, мне очень понравилось с тобой. Так у меня еще не с кем не было. -Ты рискуешь, — сказал я, чувствуя как мой член от этих слов и близости ее тела опять набирает силу. -Можешь ебать меня сколько хочешь, — ответила она, поняв о чем я. И добавила: и когда хочешь. Приподняв свою попку она поймала мой еще не твердый, но уже способный к проникновению член и. направив его в свое лоно, опять села. Медленно задвигав задом произнесла: -Я боялась сзади. Никогда раньше этого ни с кем не делала. Нет, конечно вставляла палец, но приятных ощущение не испытывала. А сегодня испытала. Хотя вначале было больно, а в один из моментов очень больно. Но потом пришла какая-то легкость, я так хорошо чувствовала твой член, терзающий мою бедную попу, что это возбудило меня невероятно. Я кончала бесконечно долго.
— А сперму тебе раньше приходилось пробовать? — спросил я. -Один или два раза, — один парень накормил в походе, на природе все как-то легче и естественнее происходит. Но твоя вкуснее, твоя очень вкусная, — и с этими словами она слезла с меня, опустилась на колени, зажала мой влажный от ее слизи член в кулак и, продолжая смотреть мне в глаза, ввела его в свой рот. В этот раз она была сосредоточенна, видно, ей хотелось доставить мне еще большее удовольствие, — и она добилась своего: я застонал, затем зарычал, подавая свою игрушку на встречу ее глотательным движениям, взял ее за волосы и осуществил то, чего возжелал еще при первом совокуплении — резко насаживал ее голову на себя, проникая ей в самую глубь, в глотку и касаясь яйцами ее острого подбородка. Почувствовав, что я сейчас прольюсь, Полина немного отодвинулась и, довершая дело кулачком, направила выбивавшиеся струи спермы в свой широко открытый рот, затем в глаза и опять в рот. В результате все ее лицо заблестело от покрывшей его белой влаги, она сделала еще несколько прощальных движений кулачком, лизнула мою дрожащую головку и затихла, уткнувшись головой мне в колени.
Через какое-то время мы расстались, скоро должны были вернуться ее родители. Поцеловав ее на прощанье, я таким же путем — через балкон — вернулся к себе в квартиру и, приняв душ, завалился спать. Спал я крепко и сладко: мне снилась обнаженная Полина .

Мы живем и радуем наших читателей

Подписка на почту:

Сервис FeedBurner

Топ просмотров
Blog Traffic

Pages

Pages|Hits |Unique

  • Last 24 hours: 1 457
  • Last 7 days: 6 174
  • Last 30 days: 26 230
  • Online now: 5
Поделиться на stumbleupon.com /a> пожужжать!


Проверить тИЦ и PR Счетчик тИЦ и PR Яндекс.Метрика
пузомерки